Александровский Завод — ОТЗ. Связанные навсегда (завод и город)

Возникновение городов-заводов, к типу которых принадлежит и Петрозаводск, в XVIII веке происходило по прямому указанию Петра I, и это являлось частью его государственной политики. Сначала Петровский, а затем Александровский Завод стали градообразующим фактором первостепенного значения для нашего города, фактором, который во многом предопределил его судьбу. Так в 1734 году, после закрытия Петровских заводов и перевода его мастеровых в Сестрорецк и на Урал слобода, лишившаяся и своего главного дела, и своей деятельной части населения, почти пришла в упадок.

Строительство Александровского Завода в 1772–1774 годах, а затем его переустройство и выведение на передовой уровень для своего времени в 1786–1789-х стали тем экономическим импульсом, который активизировал строительство в нашем городе. Административный комплекс Александровского Завода — 8 зданий, выстроенных по кругу: заводская канцелярия, командирский дом, архивы, лаборатория, столярная и модельная, чертежная школа — стали началом ансамбля Круглой площади, которая в свою очередь явилась композиционным ядром планировки всего города. Изменение статуса Петрозаводской слободы и назначение Петрозаводска губернским городом повлекло за собой разработку первого генерального плана, утвержденного Екатериной II в 1785 году.

Обычно промышленные сооружения в поселениях возводились на их окраинах, а при росте городов неумолимо вытеснялись из центров на периферию, за городскую черту. Заводские здания создавались, исходя из своих жестких и неукоснительных правил — производственно-технологических. Статья 166 «Строительного устава» 1833 года прямо гласила о том, что «строения фабричные и заводские не подлежат никаким правилам относительно фасадов, высоты крыши и других наружных правильностей». Таким образом, промышленная архитектура уводилась из сферы художественного творчества. Аскетичные, крупномасштабные вытянутые производственные здания всегда составляли характерную особенность фабрично-заводских комплексов.

Однако, расположение Александровского завода в Петрозаводске, в его центре, в долине Лососинки — месте, хорошо обозреваемом с городских площадей Соборной и Круглой, а также — с главной улицы Нагорной (Английской, Мариинской), с самого начала обязывало архитекторов и инженеров задумываться о «наружных правильностях» производственных корпусов. Огромный завод, как называли его современники в XIX веке — «город в городе» — всегда привлекал к себе внимание.

При реконструкции завода в 1786–1789 Чарльз Гаскойн с архитекторами Федором Крамером и Михаилом Березиным выстроили цеха по периметру участка таким образом, что образовавшийся комплекс со стенами и башнями стал напоминать снаружи, из города замок. Учитывая центральное в городе положение завода, Гаскойн постарался придать характеру промышленных корпусов наиболее гражданское звучание.

В середине XIX века, при очередной реконструкции, завод получил много новых корпусов, соответствовавших росту его технологических потребностей. Новые строения также не разрывали связь с архитектурой: выложенные из темно-красного кирпича массивные стены были отделаны белыми деталями, что придавало некую нарядность сугубо производственным сооружениям. Традиции Гаскойна учитывать внешний вид завода с главных городских пространств нашли свое продолжение. Завод XIX века можно видеть на многочисленных открытках и цветных фотографиях Прокудина-Горского, относящихся к началу ХХ века.

Практически в том же виде завод дошел до 1941 года, когда при отходе наших войск из Петрозаводска истребительным батальоном были разрушены почти все основные цеха бывшего Александровского, а на ту пору — Онежского механического и металлургического завода.

При разработке первого послевоенного генерального плана Петрозаводска авторами — архитекторами Ленгипрогора было предложено вынести все промышленные предприятия из центра города. Тем более что почти все они были разрушены. Архитектурная комиссия при СНК Союза СССР, рассматривавшая вопросы, связанные с восстановлением Петрозаводска, поддержала проектировщиков и вынесла решение: «На Онежском заводе… сильному разрушению подверглась группа металлургических цехов, расположенных на территории, примыкающей к Центральному городскому саду и являющейся наиболее вредной в санитарном отношении. Учитывая вышеуказанное, а также нарушение металлургическими цехами всего архитектурного облика центральной части города, необходимо ставить вопрос о безусловном выносе всей металлургической группы и передаче всей освобождаемой территории под размещение Центрального городского сада». Правительство Карело-Финской ССР категорически не согласилось с таким решением, считая восстановление главного завода делом политическим и исторически оправданным.

В 1947 году параллельно с восстановлением цехов Онежского завода шла работа над проектом «Архитектурное оформление сооружений Онежского металлургического завода в г. Петрозаводске». Парк ОТЗ в Ямке, громко названный в приведенных документах Центральным городским садом, еще был молод и не разросся настолько, чтобы скрыть промздания, об архитектуре которых было сказано, что она «может быть свободной». Автор проекта архитектор А. Шляпочник постарался выстроить красивый забор вдоль Лососинки, здание медсанчасти завода и дивную лестницу к ней.

За минувшие полвека на территории ОТЗ появилось много новых строений. Но среди них до сих пор сохраняются пара красно-кирпичных корпусов XIX — начала ХХ века, да один у главной проходной — правда, весь оштукатуренный.

Во время земляных работ здесь часто обнаруживаются свидетельства нашей истории. Истории завода и истории города, связанных навсегда, даже если завод, в конце концов, уйдет на свою вторую площадку в Южную промзону. И независимо оттого, что будет строиться на этой территории, мемориальная зона завода, который был построен когда-то Екатериной II, должна сохраняться хотя бы в память об имени нашего города. Мы не должны потерять ее, как потеряли безвозвратно все материальные напоминания о нашей колыбели — Петровском заводе и слободе при ней.

автор текста — Е. Е. Ициксон