Дом Онегзавода

Жилой дом Онегзавода, занявший весь квартал по проспекту Ленина между улицами Герцена и Энгельса и начатый строительством в 1949 году, продолжил прерванный войной переход к новому масштабу застройки Петрозаводска. Дом специалистов (угол Кирова и Ленина), дом погранвойск (угол Ленина и Дзержинского) и дом по Ленина, 13, сооруженные в конце 1930-х, высились среди одно- и двухэтажных домиков громадами, пришедшими словно из другого мира.

При проектировании дома Онегзавода Лазарь Чиненов (1912–1996), будучи в то время главным архитектором города, решал — и довольно успешно — серьезные градостроительные задачи.

Во-первых, здесь, на повороте проспекта Ленина к улице Энгельса, которую тогда величали проспектом, в то время проектировалась так называемая площадь Горсовета. (Подробный материал о площади Горсовета помещен в «Лицее», № 1, 2004). Величественный объем нового здания городского Совета должен был занять место в центре квартала между проспектом Ленина и улицами Герцена, Красной и Энгельса. В связи с этим дом Онегзавода отступал от красной линии проспекта Ленина для организации соответствующего пространства площади с устройством на ней партерного сквера.

Во-вторых, учитывая падение рельефа по проспекту Ленина и улице Энгельса, а также главенствующее положение гостиницы «Северной» на этом отрезке главной городской магистрали, новый дом должен был решаться достаточно спокойно, без лишних красот на фасаде и не выше четырех этажей. Все это способствовало созданию достойного окружения «Северной», не выпячивающегося, не кричащего о себе, а аккомпанирующего ей с целью создания гармоничной среды.

Следуя логике городского ансамбля, имеющего главные (в данном случае здания гостиницы и будущего горсовета) и второстепенные элементы, архитектор Чиненов отказался от активных форм на своем доме. Так в процессе обсуждений проекта он убрал башенку на закругленном повороте над входом в книжный магазин, а также все промежуточные акценты на фасадах.

Укрупнение масштаба здания, призванного формировать новую площадь в городе, автор решил за счет объединения окон первого и второго жилых этажей высокими стройными арочками, а также ритмичным расположением балконов, оформленных двухэтажными пилястрами коринфского ордера, несущими высокий, сильно выступающий сандрик.

Венчающий карниз сложного профиля, включающий пояс из иоников, подчеркивает и усиливает горизонтальную линию здания, необходимую архитектурной композиции дома при посадке его на такой «беспокойный» рельеф. При большой длине дома неуклонное падение рельефа вызвало появление цокольного этажа и постепенно превратило здание в четырехэтажное.

Цоколь дал возможность насытить этот 78-квартирный жилой дом общественной функцией: книжный магазин, сберкасса, диетическая столовая, обувная мастерская, домоуправление и даже общественные туалеты в торце оказались очень кстати в центре города. Таким был дом от рождения. Время же вносило свои поправки, и, пожалуй, первым качественным изменением одной из первоначальных функций стало переоборудование столовой в стильное кафе «Нойбранденбург» в конце 1970-х.

Эдуард Андреев — главный архитектор Петрозаводска в 1970–1990-х годах — по должности часто бывал за рубежом, особенно в наших городах-побратимах. По его словам, он был просто покорен обилием разного рода маленьких уютных кафе в западных европейских городах. Тогда в Петрозаводске под руководством Э. Андреева и при его непосредственном участии появились ресторан «Петровский» и кафе «Нойбранденбург»: один в историческом, другой в «немецком» стиле.

Насыщенность интерьера кафе художественными элементами, включающими индивидуальную стильную мебель, создавала особую, европейскую атмосферу. И это было в новинку. Теперь в «Нойбранденбурге» все по-другому — интерьеры не живут долго, особенно при смене хозяев.

Три года назад аналогичным приемом был устроен в доме еще один ресторанчик, под названием «Карельская горница». В подвале, там, где долгие годы работала обувная мастерская. Вроде бы все внутри соответствует — «деревянно» чрезмерно. Но странным диссонансом на сталинском кирпичном доме стал ряженный деревом главный вход в заведение. И еще более странным кажется то, что горница находится в подвале. Можно счесть все это придирками, но подумалось о том, как прекрасны и, главное, уместны были бы не одна, а даже несколько горниц в настоящем бревенчатом бывшем Доме крестьянина неподалеку, уничтоженном пожаром в 2002 году…

Ансамблевое мышление зодчего во все времена и при всех стилях демонстрировало и демонстрирует его высокую градостроительную культуру. Когда-то это было приоритетом и при застройке Петрозаводска, потому что городу везло на хороших архитекторов, которые четко понимали, что архитектура — это не живопись, не скульптура. Ее нельзя задвинуть за шкаф или накрыть попоной, когда надоест или попросту неудачна. Архитекторы, работавшие в Петрозаводске и в XIX, и в ХХ веке, всегда понимали свою ответственность перед городом, не причисляя себя априори к мастерам, и строили, создавая именно среду.

Сейчас эти высокие материи прочно забыты, и по большей части при проектировании авторы решают лишь частные задачи, поставленные заказчиком, добавляя к этому желание самовыразиться, попирая своими объектами окружающую городскую среду, кропотливо создаваемую десятилетиями. К сожалению, современная история архитектуры нашего города полна такими примерами.

автор текста — Е. Е. Ициксон